Запрет использования телефонов в зоне

Депутат Хинштейн пояснил проект блокировки мобильных в тюрьмах


Есть конкретные примеры, выраженные в уголовных делах, когда из зон организовывались самые разные преступления, вплоть до заказных убийств. В-третьих, через телефоны из зон идет давление на свидетелей и участников следственных и судебных действий. — Много ли мобильников в местах лишения свободы, как они туда попадают, вы выяснили?

— Ежегодно изымается порядка 60 тысяч таких телефонов.

Эти цифры снижаются, но не существенно — раньше изымалось под 70 тысяч. И мы понимаем, что телефоны в местах лишения свободы появляются двумя путями — путем проноса и переброса, либо при поддержке коррумпированных сотрудников. Во втором случае чаще. Предлагаемый нами механизм лишает влияния на этот процесс самих сотрудников «на земле».

— Каким вы видите этот механизм? — В случае выявления работы сотового телефона на территории учреждения исполнительной системы, будь то колония или следственный изолятор, начальник учреждения обращается к руководителю территориального органа ФСИН, а тот пишет мотивированное ходатайство оператору сотовой связи. В ходатайстве он просит прекратить оказание услуг связи по конкретным номерам телефона, что и происходит в обязательном порядке.

Руководитель территориального органа может обратиться с таким ходатайством к оператору и самостоятельно.

— Как будут выявлять эти номера?

— Оперативным путем, при помощи специальных технических средств.

Сегодня ФСИН, как субъект оперативно-розыскной деятельности (ОРД) имеет право и осуществляет, в том числе, специальные технические мероприятия, которые позволяют выявить работу номеров в каждом конкретном квадрате.

Поэтому, как только фиксируется работа сотовых телефонов в колонии, мы понимаем — безотносительно того, кто по телефону разговаривает и о чем — сам факт его работы в колонии уже вне закона. Номер выявили, дальше начальник направляет его оператору, оператор блокирует. — Использование мобильников под запретом не только для заключенных?

— За забором любая сотовая связь запрещена. В том числе для сотрудников пенитенциарного учреждения.

За найденный у заключенного мобильник добавят срок

В последнем случае зэк может получить за нелегальный телефон дополнительный срок.

— Вопрос об ужесточении наказания за мобильные телефоны во ФСИН уже обсуждается, — подтверждает председатель Общественной наблюдательной комиссии Москвы Валерий Борщев, который резко выступает против карательных мер. — Но, я считаю, что ФСИН должна бороться не с заключенными, а с техникой.

Бывший советник директора ФСИН Евгений Парушин пояснил «Известиям», что ранее также принимал участие в обсуждении этого вопроса.

— Мы предложили три варианта решения проблемы: первый заключался в установке больших дорогостоящих глушилок, подавляющих сигнал сотовой связи на всей территории учреждения, второй — установка до 50 небольших и более дешевых блокираторов, третий — внедрение специальной аппаратуры, фильтрующей исходящие и входящие сигналы, — рассказывает «Известиям» эксперт.По его словам, ни один из вариантов не прошел.

Большие глушилки вызвали негодование у операторов сотовой связи, поскольку блокировали сигналы на прилегающей к тюрьмам территории и даже лишали связи пролетающие воздушные суда. Например, местные жители жаловались, что они даже не могут вызвать по мобильному телефону скорую помощь.

Маленькие глушилки оказались ненадежными и быстро выходили из строя. Фильтрующая аппаратура не только крайне дорога, но и очень секретная — ее как в России, так и за рубежом используют в основном спецслужбы. Новости из ФСИН взбудоражили правозащитников.

Они считают, что таким образом ведомство собирается ввести в колониях информационную блокаду. В первую очередь это коснется зэков, которые сейчас оперативно жалуются на творящийся в колониях произвол и насилие. — Практически все жалобы мы получаем по телефону и интернету, поэтому мы даже открыли специальную «горячую линию», — заявил «Известиям» руководитель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин.В качестве примера он приводит последние громкие скандалы, случившиеся за последний месяц в колониях Тульской, Челябинской и Омской областей, а также Башкирии

�Как мобильные телефоны попадают в тюрьмы и зоны!

✋Привет Дорогие подписчики и гости нашего канала!

Поговорим сегодня на тему, как же мобильные телефоны попадают в тюрьмы и зоны.

Все Вы прекрасно понимаете, что в колонии категорически запрещается пользоваться и иметь мобильные телефоны, но несмотря на этот запрет осужденные благополучно их имеют и ими пользуются.

При желании заполучить мобильный телефон не составляет особого труда. Немного статистики, в текущем году в тюрьмах сотрудниками ФСИН уже было изъято более 20000 средств мобильной связи, среди них встречаются марки всех известных фирм, от кнопочных до смартфонов и айфонов. Самым популярным телефоном в зонах остается кнопочные Nokia, так как они надёжные, держит долго заряд батареи.

Изъятие мобильных телефонов, Андроидов и Айфонов это не единичные случаи, они переваливать за десятки тысяч.

Как же все таки они попадают в места не столь отдаленные.

Один из способов проноса телефона на территорию зоны, как это печально не звучало, но, проносом занимаются сами сотрудники того или иного учреждения. Если у нет возможности договориться с охранниками, то осужденные придумывают свои способы как затянуть телефон на зону. Телефон может быть пронесен в подошве обуви, либо в куске мыла, также в хлебобулочных изделиях.
По договоренности с друзьями, знакомыми или подельниками, телефон можно доставить при помощи дрона.

Не редко используют лук, рогатки, для так называемого переброса на территорию зоны. Одним из самых распространенным способом пронести телефон в зону, пронести его в себе, т.е.

в заднем проходе. При таком варианте проноса используют маленькие модели телефонов. Мобильный телефон можно приобрести в самой зоне у местных осужденных, которые занимаются их продажей. В настоящее время, на зонах очень популярны телефоны на базе Android и iPhone, так с их помощью можно выходить в сеть Интернет, а так же проворачивать мошеннические схемы.

Цены на мобильные телефоны в зоне довольно не копеечные, если обычный кнопочный стоит от 3000-5000 рублей, то старенький Android будет стоить около 10000 рублей. Для того, что бы сохранить мобильный телефон, арестанты идут на всякие разные хитрости.

Телефоны прячутся под плинтуса, либо замуровывается в стену. Если в камере имеется телевизор или радио, то заключенные могут спрятать его в данных устройствах, в надежде, что сотрудники учреждения при обыске не будут их вскрывать.

Не редко, мобильник запаивают в целлофановый пакет и опускают в унитаз. Тем не менее сотрудники учреждений из года в год борются с мобильными телефонами в зонах, но пока, можно сказать, что сколько изымают телефонов, столько же их снова и появляется.

На сегодня все, если Вам понравилась статья, ставьте палец вверх �, делитесь статьей с друзьями и, что бы не пропустить новые статьи!ВСЕМ УДАЧИ! � � �

В российских тюрьмах будут блокировать сигналы сотовой связи

Теперь же ограничение прав подобных пользователей сотовой связи станет обязанностью операторов. До 1 апреля 2020 года коллегия поручила ввести в эксплуатацию систему «Дистанционное мошенничество», а также создать специальное мобильное приложение для него.

В систему будут вноситься сведения об абонентских номерах и банковских картах, используемых преступниками, и т. д. Приложение для смартфонов сможет использовать эту информацию и блокировать входящий вызов от номера, находящегося в черном списке. Договорно-правовому управлению и главному управлению по противодействию экстремизму МВД поручили принять участие в разрабатываемых Минкомсвязью изменениях законодательства, которые запретят оператору связи пропускать голосовой трафик из сети передачи данных, если инициатор соединения не предоставил информацию об абонентском номере или идентификаторе пользователя (то есть если звонок на телефон идет, например, от неизвестного пользователя Skype).

Пока преступники могут избегать идентификации, используя такие программы, как VPN, TOR, SSL, применяя технологии подменных абонентских номеров через SIP-телефонию. Кроме того, шифрование данных на распространенных интернет-сервисах не позволяет устанавливать IP-адреса серверов пользователей, отслеживать их активность.

Есть у МВД вопросы и к существующему порядку оформления сим-карт, отсутствию электронного обмена информацией с органами госвласти, кредитными организациями, интернет-провайдерами, операторами связи и интернет-сервисами. В январе—августе 2020 года правоохранительные органы России зарегистрировали более 1,355 млн преступлений, что на 1,9% больше, чем за тот же период прошлого года, следует из статистики Генеральной прокуратуры.

При этом количество преступлений, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, выросло на 67% до 180,15 тыс. По словам руководителя лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB Валерия Баулина, в этом году телефонные мошенничества захлестнули клиентов российских банков.

Абонент в зоне действия сети

Шутка ли — «топтать» почти 15 лет! Тем не менее о том, как он был абонентом сотового оператора за колючей проволокой, Олег рассказал с охотой.

Потому что, повторимся, общение для заключенного — это и есть свобода, высшая и непреходящая ценность, смысл жизни и самый сильный повод ждать последнего звонка. — Мобильный телефон в тюрьме запрещен, — начинает свой рассказ Олег.

— Аппарат отбирают в день задержания, а если и разрешают позвонить, то только с разрешения оперативника. Как уже говорилось, первый свой срок Олег получил в начале 90-х. Тогда, разумеется, мобильных телефонов в стране не было, поэтому из тюрьмы можно было позвонить исключительно при помощи стационарного.
Однако принципы пользования связью сформировались еще тогда: заключенному звонить запрещено, но… при некоторых обстоятельствах можно. — Как и везде, в тюрьме полно тех, кто хочет немного подзаработать, — вспоминает свой «трудовой» путь Олег.

— Я помню, что в середине 90-х охранники охотно давали пользоваться своим телефоном за небольшую мзду.

Скажем, одна-две пачки сигарет, и ты с их комнатного аппарата дозваниваешься домой и разговариваешь столько, сколько разрешает надзиратель. Сейчас, по словам нашего собеседника, ситуация несколько изменилась. Во многих исправительных учреждениях установлены таксофоны, а заключенный имеет право приобрести стандартную карточку с несколькими минутами на ней для звонков по межгороду.

Правда, это касается далеко не всех пенитенциарных заведений и, возможно, зависит от строгости режима учреждения.

Олег сидел в колонии строгого режима, и таких поблажек никто тамошним зэкам не делал. Впрочем, они и не особо в них нуждались, потому что во всех камерах были мобильные телефоны. Но как? — Тюрьма притягивает «тяжелых» людей, — пускается в философствования Олег.

— Среди надзирателей всегда можно найти того, кто готов помочь доставить в камеру все что угодно. Стоит это разных денег, но то, что любой вопрос в тюрьме разрешим, — это однозначно.

Хочешь мобильник? Плати — и он у тебя будет.

Проблема в коррупции.

Закон о блокировке сим-карт в тюрьмах может не сработать

06 ноября 2020, 15:43Коллегия МВД поручила разобраться с мошенническими кол-центрами в СИЗО и колониях. Для этого сотовым операторам разрешат блокировать сим-карты по просьбе администрации исправительных учреждений.

Но если не побороть коррупцию, ничего не изменится. Разве что симки в тюрьмах подорожают.Коллегия МВД поручила разработать меры для блокировки сигнала сотовой связи в исправительных учреждениях для борьбы с мошенническими кол-центрами в тюрьмах. Проблемой займутся специалисты МВД, ФСИН, ФСБ и Роскомнадзора.

Решение нужно представить до 30 июля 2020 года, сообщает .Год назад Госкомиссия по радиочастотам создала рабочую группу для решения этой проблемы. Но тогда оптимальный вариант так и не нашли. По словам замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Олега Иванова, в ближайшее время депутат Александр Хинштейн внесет в Госдуму законопроект, позволяющий тюремным администрациям отключать симки через операторов сотовой связи.

«Тема с использованием средств связи в местах лишения свободы крайне актуальная. С помощью мобильных телефонов осужденные могут не только совершать мошенничества, но и давить на свидетелей, координировать преступные группировки и так далее», — сказал Хинштейн.Парламентарий рассказал, что ежегодно в исправительных учреждениях изымают около 60 тысяч мобильников. После принятия пакета поправок блокировка симок абонентов-заключенных станет обязанностью операторов.

Мобильные телефоны запрещены в российских СИЗО и колониях. В некоторых стоят глушилки. Однако, по словам правозащитника и ответственного секретаря ОНК Москвы четвертого созыва Ивана Мельникова, заглушить сигнал невозможно, если СИЗО расположены близко от жилых домов. «Поэтому возникла необходимость закрепить на законодательном уровне возможность отключения сим-карт.
Инициатива нужная», — пояснил он «360».Пользоваться телефоном арестантам помогают недобросовестные сотрудники колоний и изоляторов, которые за деньги проносят технику. Либо заставляют ее покупать, не давая разрешения использовать обычные таксофоны.

Противодействие незаконному использованию телефонов должно быть комплексным, убежден Мельников, и обязательно включать антикоррупционные мероприятия.

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев пояснил «360», что каждый сотовый оператор знает, какие номера регистрируются в сети на той или иной вышке. А значит, имеет данные об id-номерах абонентов и может локально блокировать некоторые из них в определенной локации. То есть эффективный механизм уже существует.Именно к нему, по словам Мельникова, предлагают прибегнуть авторы законопроекта, разрешив сотовым операторам блокировать конкретные симки по представлению технических служб силовых ведомств.

«Если в учреждениях останется тот же уровень коррупции, недобросовестные сотрудники будут каждый день поставлять туда новые сим-карты. Просто их цена возрастет. Поэтому и важно максимально проработать все возможные меры», — добавил Мельников.Если же полностью заглушить связь в исправительных учреждениях, то это, считает правозащитник, существенно снизит уровень противоправных действий как со стороны заключенных, так и со стороны недобросовестных сотрудников.

Проблемы, пояснил он, в этом случае могут возникнуть только у тех, кому можно проходить в СИЗО и ИК с телефонами. По закону это омбудсмены, проверяющие учреждения депутаты Госдумы и прокурорские работники.

15 человек поделились статьей

Зона отчуждения. Почему нельзя запрещать мобильники в офисах

В этом плане решение, которое лежит на поверхности, — это тотальный запрет мобильных телефонов. Решение простое, но отнюдь не эффективное.

Использование сотрудниками личных гаджетов на работе — это, действительно, целый букет рисков. — Телефон может сохранить огромный массив данных, например базу клиентов или маркетинговый план. — Его можно использовать как шпионское устройство, и для этого достаточно установить на него приложение из разряда «контроль за детьми».

Телефон может быть просто заражен вредоносным ПО. Подарок и шанс для недобросовестных конкурентов.

— Мобильный — это возможность неконтролируемого доступа в интернет. Сотрудник запускает его в режиме точки доступа, подключает к Wi-Fi рабочее устройство в обход корпоративного сетевого оборудования, сканирующего трафик на угрозы.

После этого сеть может быть использована без каких-либо ограничений со стороны работодателя. Достаточно аргументов, чтобы перекрыть личную мобильную связь в кабинетах.

Но что получаем в расплату? Сотрудники воспринимают даже вполне аргументированный запрет как покушение на свободу.

Лояльность к работодателю от таких действий не просто страдает, она падает до минусового значения. А недовольный, негативно настроенный или обиженный сотрудник — даже более серьезная угроза, чем потенциальный вред от мобильных телефонов.

Второй аргумент против — трудности с реализацией запрета. Как обеспечить выполнение требования? Это будет ежедневный досмотр, рамка металлоискателя? Дорого и не везде выполнимо. Мне рассказывали, как на одном из крупных производств после ЧП, видео которого попало на YouTube, коллективу запретили проносить гаджеты на объект.

Запрет выдержал недолго, прошел год — и он остался только на бумаге.

Если работодатель не сможет обеспечить исполнение собственного приказа, тогда запрет — вообще вредная для компании мера.

И результата нет, и имидж работодателя испорчен, и лояльность сотрудников потеряна. В завершение — еще одна показательная история про запреты. Служба безопасности банка из первой сотни ввела запрет на доступ к корпоративной почте отовсюду, кроме рабочего ПК в кабинете.

В итоге все — от рядовых сотрудников до топ-менеджмента —начали использовать личную почту для деловой переписки. Вместо того чтобы замкнуть все коммуникации на корпоративных e-mail, которые легко контролируются с помощью современных средств (будь человек на рабочем месте или даже в отъезде), служба безопасности навредила сама себе и вынудила сотрудников использовать небезопасную внешнюю почту.

Чрезмерные запреты с высокой долей вероятности приведут к обратному эффекту. Люди разозлятся и будут доказывать руководству, что «слить» можно не только через мобильный телефон: есть облака, почта, мессенджеры, флешки. Готовы к этому? Вводите запреты.

Вводите их и в случаях, когда речь идет о вопросе безопасности сверхкритичных данных. Если такого нет, я бы не действовал радикально.

Убежден, что контроль эффективнее запретов. Уверен, что между «бирюзовым миром» коворкингов со смузи и «оруэлловским миром» тотальных запретов и слежки есть золотая середина.

Запрещать мобильные телефоны — это все равно, что запрещать ножи на кухне, потому что теоретически человек может кого-то порезать.

Может, не спорю, только дело не должно страдать.

И выбирая между мерами, ведущими к ухудшению условий труда сотрудников, и путем, который к этому не ведет, я как руководитель выберу второй. Пусть даже этот путь будет сложнее для компании.

Телефон в местах лишения свободы

На Большом Спецу в трехместной камере практически не было места, куда бы можно было его спрятать, хотя у кого-то получалось.

Сначала было совсем не до своего телефона и цены на них казались космическими. В том СИЗО вообще одни из самых высоких цен за пронос и использование связи.

Потом уже начинаешь понимать, что связь ценится дорого и иногда стоит на нее потратиться.

Первый телефон, постоянно находившийся в нашей камере, появился спустя два месяца. К тому моменту я уже привык находиться без связи и звонить раз в неделю ночью. Платить одному за телефон было слишком дорого, но я готов был скинуться вместе с сокамерниками.

Так получалось по 200 долларов на человека. Телефонное голодание временно закончилось, а я перестал спать по ночам, поставив себе безлимитный тариф на симкарте.

Новый сокамерник, сидевший за мошенничество, затянул себе зачем-то самый простой кнопочный Самсунг за 1000 долларов, хотя наш был более навороченный, а два телефона в маленькой камере — явный перебор. Те, кто принес телефон, тут же стуканули об этом охранникам, и они решили устроить нам прожарку обысками.

Такое часто происходит там, где связи мало. Нормального курка (место, куда прятать) мы не успели сделать.

И в целом хорошо спрятать телефон с зарядкой в девятиметровой камере сложно, нужно в прямом смысле дробить стены.

Старые нычки разрыли предыдущие сидельцы и там прятать было бессмысленно, вертухаи их все знали.

Нам помогало то, что камера была завалена едой, так как всем троим передавали очень много продуктов родственники и из-за этого искать было сложно и долго.

Можно было час просидеть, ожидая, пока те закончат. На одном из обысков с помощью металлоискателя у нас нашли Самсунг. Его пришлось отдать, чтобы не лишиться и второго, который был лучше и с выходом в интернет.

В тот момент еще начальник безопасности лютовал и ходил по коридору с мощной поисковой системой, которая ловила любой сигнал, исходивший из камер. Но вообще в СИЗО чаще всего знают, у кого находится связь, благодаря целой сети стукачей.

Запрет на использование телефонов в армии: причины, особенности и запрещённые устройства

Наказания не последует за распространение информации, не нарушающей законодательство, то есть не относящуюся к военным объектам и прочим данным ВС РФ.Военнослужащий имеет право в любое время распространять личную информацию, никак не относящуюся к военной службе – это его конституционное право. Какие электронные изделия нельзя проносить на территорию объекта Основная суть закона – запретить нахождение на территории воинских частей и прочих объектов телефонов типа “смартфон”. Современные мобильные устройства собирают информацию о пользователе, как правило, без его ведома.

В Госдуме осведомлены, что эти действия не являются намеренно вредительскими: так собираются данные для контекстной рекламы, но само наличие такой технологии может быть потенциально опасным.

В государственных органах не без опасения упоминают о функции геолокации в современных мобильных и постоянном интернет-подключении.

Таким образом, на территорию воинской части уже запрещено проносить любые устройства с возможностью подключения к сети и функцией геолокации.Этими особенностями обладает любой современный смартфон и даже некоторые более старые модели.Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему, обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

  1. Регионы: 8 (800) 600-36-07.
  2. Москва: +7 (499) 110-86-72.
  3. Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.

Какую информацию нельзя выкладывать и передавать Любая информация, касающаяся внутренних и внешних дел ВС РФ, не подлежит распространению за пределы военного объекта ни при каких обстоятельствах.

Помимо очевидных секретных данных, “наружу” не должны попадать данные о местоположении воинских частей и прочих объектов. Это не только прямые координаты или адреса, а также фотографии, показывающие объект внутри или снаружи. Запрещено фотографировать технику, оружие; документы нельзя копировать или пересказывать их содержание.

Под запретом информация о перемещениях военнослужащих, переводах офицерского состава.Любая информация, принадлежащая ВС РФ в целом или конкретной воинской части, находится под защитой закона.

Приказ о запрете пользования мобильными телефонами на рабочем месте

Правда, если в компании принято применять шаблон документа, разработанный и утвержденный в ее учетной политике, нужно воспользоваться именно им – это оградит от возможных претензий руководства и, в случае проверки — контролирующих ведомств.

К оформлению документа также никаких требований нет – его разрешается делать как рукописным, так печатным, единственное, что следует соблюсти: электронный приказ после формирования надо распечатать. Для распечатки подойдет простой лист бумаги или же бланк, выполненный в фирменном стиле (с логотипом и реквизитами). При составлении приказа следует придерживаться обычных для такого рода документации структуры и состава.

В частности приказ должен содержать «шапку»: сведения о компании и самом распоряжении; данные о законодательных нормах и внутренних актах фирмы, в соответствии с которыми он издан (это основание), а также краткое изложение объективных причин для его создания (это обоснование). Основная часть приказа, как правило, состоит из нескольких пунктов, которые могут формулироваться произвольно.

Последний пункт всегда – о назначении ответственного за исполнение распоряжения сотрудника. В конце приказ обязательно должен быть завизирован. В документе должно стоять несколько подписей.

В первую очередь – автограф директора, поскольку он является главным сотрудником фирмы и все приказы всегда выпускаются от его лица. Далее в нем должны расписаться работники, в отношении которых данное распоряжение выпущено, а также те, кто назначен ответственными за его исполнение. Печать сегодня ставить не требуется, поскольку она утратила свое значение и не является обязательным атрибутом компании (за исключением случаев, когда штамп является непреложным условием со стороны руководства фирмы).

Все приказы, выпускаемые от лица директора организации, подлежат обязательному контролю.

Для этого на предприятиях применяется специальный журнал учета распорядительных актов. В него достаточно внести название и номер приказа, дату его выпуска. В случае необходимости с помощью журнала удастся легко найти нужный документ.

Что касается хранения, то тут все довольно просто.

Телефон в тюрьме: можно ли пользоваться мобильным и интернетом, разрешено ли держать его у себя или устройство забирают?

Я просто нa врeмя лишeнный свободы, но чувств чeловeчeских я нe лишeн» Есть десятки сообществ в соцсетях и сайтов для заключенных и вольных людей, которые хотят найти любовь среди зеков. В абсолютном большинстве случаев там заводят отношения вольные женщины с мужчинами заключенными.

Очень редко бывает наоборот. Заочницы (женщины состоящие в отношениях с зеками по переписке) стали в большом количестве появляться еще после окончания ВОВ, когда в стране наступил дефицит мужчин.

Но и в последнее десятилетие их хватает, судя по обилию объявлений о желании познакомиться с заключенным. Часто это либо просто доверчивые и романтичные натуры с проблемами в жизни (несколько детей от предыдущих браков, серьёзные дефекты внешности), либо женщины ищущие краткосрочного приключения в комнате для длительных свиданий. Редко бывает, чтобы после окончания срока заочница и зек жили бы вместе долго и счастливо.

Чаще у заключённого весьма приземленные цели: влюбить женщину в себя, убедить присылать передачи и переводить деньги. А если ему сидеть ещё несколько лет, то зарегистрировать брак, чтобы женщина могла приезжать на регулярные «свиданки». Характерные признаки анкет зеков: 1.

Декларируемая цель размещения анкеты — создание семьи (при этом до окончания срока может быть еще 5-10 лет).2.

Чересчур мягкие требования к потенциальной даме сердца. Например, парень 25 лет может искать женщину до 40 лет и наличие нескольких детей его не смущает.3. Попытки давить на жалость: предали жена и друзья, посадили невиновного, нехорошие люди обманом заставили влезть в долги.

На это есть три основные причины: 1.

Только 10% от всех заключенных — женщины.2. Телефоны в женских камерах встречаются гораздо реже, чем в мужских.

Ведь женщины гораздо активнее стучат друг на друга.3. Мужчины, как вольные, так и зеки очень редко заводят отношения с женщинами за решеткой.

Дамам нечего ловить в соцсетях и на сайтах знакомств.