Какие письма пишут зеки для развода на деньги

Какие письма пишут зеки для развода на деньги

«Все поставила на кон». Как женщины становятся «ждулями» зеков


Активному общению способствует доступность связи почти во всех зонах, о чем часто сообщается в социальных сетях: «В Рязани. Строгий. Режимный лагерь, но игра идет. Мусора особо не крепят, трубки почти у каждого.

Ноги ходят. Все дела через красных (людей, которые сотрудничают с правоохранительными органами. — Прим. ред.)», написал один из многочисленных пользователей интернета из места заключения.

«Люблю, купи костюмчик» Зеков интересует не столько романтическая переписка, сколько вполне конкретный ресурс материальной поддержки, который представляет собой «ждуля». Именно поэтому, чтобы найти заочную подругу и удержать ее внимание, они изучают приемы психологической манипуляции. Такие истории случаются сплошь и рядом.

«Например, 40-летняя мать троих детей Надежда, пережившая тяжелый развод, стала «

заочницей» после «случайного» телефонного звонка. Приятный мужской голос: «Я ошибся номером».

Далее по сценарию: «Девушка, а что у вас такой голос грустный?» — сообщается в исследовании. Довольно скоро начинают звучать слова «люблю» и «нужна».

Одна из «заочниц» анонимно рассказала о том, как ее возлюбленный — заключенный — быстро наладил телефонный контакт с ее сыном и спустя месяц знакомства сделал предложение руки и сердца. И добавил просьбу — обновить гардероб.

«Жить без этого родного голоса в трубке стало сложнее.

И тут любимка просит купить ему спортивный костюм, кроссовки, шапку и привезти в тюрьму. Отвезла. Думала, может, надобность во мне отпадет у него.

Не пропал, звонит каждый час, висим на телефоне целыми сутками. Вчера предложил замуж за него выйти», — поведала женщина. Не все знакомства заканчиваются реальной встречей.

Например, среди зеков популярен прием «развести» на еду. Поскольку на посылки есть ограничения в 20 килограммов на несколько месяцев, они придумывают, как обойти это правило и получить больше вкусных передач.

«Позвал на свидание, я собрала все справки, баул с деликатесами.

А мне говорят: «Не положено ему с вами идти, вы ему никто».

Звоню милому, он отвечает, что женимся, — вспоминает несостоявшаяся невеста. — И предлагает пока передачей сдать продукты, чтобы мне обратно ехать легче было. Решила разузнать у свиданщицы о передачах на его имя — мои подозрения подтвердились!

Находит этот «принц» вот таких, как я, приглашает на свидание, которого не будет, а потом неплохие передачи на два-три лимита себе затягивает».

«Заочницы» готовы идти на многое, чтобы быть вместе со своими избранниками.

Например, взять кредит на 300 тысяч рублей и нанять адвоката, чтобы добиться условно-досрочного освобождения, или молчать о заражении ВИЧ.

Набрала кредитов для зека

И, испугавшись за него, я срочно взяла кредит и перевела ему на счёт 20 ООО рублей. При этом он заверил меня, что вернёт долг, как только освободится.

Спустя месяц ситуация повторилась, Щербаков снова по телефону сообщил, что у него очередные проблемы и ему очень сильно нужны деньги, на этот раз 30 ООО рублей. Правда, за этими деньгами уже придёт посредник. Александр пояснил: из этих тридцати тысяч двадцать пойдут на погашение очередного карточного долга, а десять тысяч — на ремонт машины его родного брата.

Сказать честно, перед тем, как снова пойти в банк за очередным кредитом, я сомневалась. Однако Щербаков убедил меня, что всё будет хорошо, что он скоро выйдет и отдаст все долги.

И я снова поддалась на уговоры. Спустя ещё один месяц, в августе 2011 года, по настоянию Александра я взяла ещё один кредит в 120 000 рублей.

Как пояснил Щербаков, деньги нужны были на взятку сотруднику исправительной колонии для решения вопроса по условно-досрочному освобождению. Более того, в августе же я передавала ещё и 45 000 рублей, в дове-сок все к той же взятке для условно-досрочного освобождения Щербакова. И ещё 20 000 рублей — для брата Александра.

После было ещё 30 000, другому сотруднику колонии, с которым Александр якобы подрался.

А затем ещё два карточных долга по 40 000 рублей и один долг по какому-то иску в отношении Щербакова, тоже в 40 000 рублей. В общей сложности по просьбам Александра я взяла 9 кредитов на сумму более чем 385 000 рублей.

А после своего освобождения Щербаков просто перестал со мной общаться. Приехав лишь однажды и сказав, что все вернёт, как только найдёт работу, он исчез»… Закончила же Наталья своё письмо словами о том, что теперь 50% её заработка уходит на погашение кредитов, что самостоятельно погасить все долги она не может и считает действия Александра Щербакова мошенничеством. И мы, конечно, полностью солидарны с пострадавшей женщиной.

Однако вину ныне уже бывшего заключённого ещё предстоит доказать. Пока же он спокойно разгуливает на свободе и, возможно, тянет деньги ещё с какой-нибудь обманутой особы.

Зеки разводят женщин на деньги

И женщина искренне верит, что любовь «расколдует» её героя.

Он выйдет на свободу и создаст ей обещанный в письмах идеальный мир. Так женщина доверчиво попадает в зависимость. Наступает подмена действительного иллюзорным.

Отныне её будущее связано только с любимым, и женщина вынуждена играть по его правилам, разделяя его ценности и соблюдая кодекс поведения жены заключенного.

В таком слиянии невозможно адекватно воспринимать свою любовь. Любые попытки друзей показать «истинное лицо» принца отвергаются. Признать реальность или отказать для неё невозможно: в случае неправильного поведения её ждёт болезненная потеря тех отношений, что у нее есть. Психика обладает способом самосохранения от разрушения.
Это психологические защиты: отрицание и вытеснение дают возможность постепенно пережить удары от боли и горя, давая постепенность в проживании потерь. Но эти же психологические защиты срабатывают и тогда, когда мы хотим спрятаться и от других видов боли: от той правды, в которую верить слишком тяжело для нас, от крушений наших иллюзий.

Просто потому что очень хотим им верить, жаждем любви и принятия. Поэтому мы можем долго заблуждаться по поводу того, какими являются люди рядом с нами. Этот механизм работает не только в случае отношений с заключенным, но и в отношениях с зависимыми людьми, так же в отношениях где есть психологическое и физическое насилие.

Одна из ярких примеров самозащиты психики — это «стокгольмский» синдром. Когда жертва насилия влюбляется в насильника.

Но, к сожалению, все эти истории зачастую заканчиваются очень печально. Преступник выходит на свободу. Бесчисленные трагедии обворованных и избитых «тюремных жён» всегда однотипны и не веселы.

Но желание пережить яркие эмоции, необходимость ощутить себя любимой и желанной снова толкает таких женщин в объятия заключенного. И снова возникает наивная рационализация: «Он выйдет на свободу изменившимся человеком».

Увы, так не бывает. К сожалению, попадая в подобного рода отношения, мы не только можем стать жертвами мошенничества и обмана, но и не живем своей собственной реальной жизнью.

Главные способы «развода на деньги» в русских тюрьмах

YouTube Всем известно, что закон запрещает заключенным в тюрьмах иметь собственные деньги. Те же, кто не понаслышке осведомлен о жизни за решеткой, знают, что товарно-денежные отношения присутствуют и там.

У заключенных очень высокой популярностью пользуются различные игры, что объясняется наличием большого количества свободного времени. Не все люди хотят тратить его на интеллектуальное, моральное, духовное или физическое развитие.

В связи с этим «зеками» отдается предпочтение нардам, домино, шашкам, шахматам. Карточные игры в тюрьме запрещены.

В большинстве случаев игра ведется на интерес либо ни на что.

К таким предложениям нужно всегда относиться очень осторожно. Это связано с тем, что проигравшему зачастую объявляют о долге энной суммы, хотя перед началом игры не было такого договора. Также помощь “коллег по цеху” приводит к замене “интереса” на денежную сумму.

Выходом из ситуации является помощь родственников. Наиболее безопасными в плане шулерства считаются шахматы, шашки.

В них игра ведется двумя участниками, поэтому повлиять на результат могут только собственные интеллектуальные способности.

Те, кто попадают за решетку первый раз, не знакомы со всеми нюансами жизни в подобном заведении.

Они замечают, что на нарах не все являются одинаковыми. Некоторым приносят спиртные напитки, наркотики. Также элитой используются мобильные телефоны.

Сидельцы, пообщавшись с вновь прибывшими, могут узнать об их потребностях.

Одни хотят, чтобы срок был уменьшен, так как считают себя несправедливо осужденными. Иные желают о встрече с любимой, родными. Опытные товарищи предлагают заплатить им определенную сумму, чтобы помочь совершить задуманное. После оплаты данной суммы выполняется перевод заключенного в иную камеру. Там он понимает, что его “развели”.
Самыми бесхитростными методами изымания средств, в которых применяют грубую силу, угрозы, являются вымогательство или продажа мобильника по более значительной стоимости, чем на воле.

Потом мобильник отбирают и передают другим подельникам, чтобы повторно реализовать. При наличии у заключенного телефона и доступа в интернет можно воплотить в жизнь любые предпринимательские идеи, обеспечив этим собственное благосостояние.

Одной из популярных схем является отправка СМС, в котором указывается, что банковская карта заблокирована. Для решения данной проблемы требуется позвонить по указанному телефону.

Обычно “менеджером” задаются некорректные вопросы. Владельца денег просят перевести их на номер телефона, введя код.

Данная схема является лишь одной из многих. Также доступ в глобальную сеть открывает возможность переписки заключенных с женщинами, которые мечтают встретиться со своим принцем. Зеком создается анкета и выкладывается фотоснимок, сделанный на воле.

В течение нескольких недель переписки женщина в него влюбляется. Обрести желанное счастье она может, дав взятку администрации тюрьмы.

Другим выходом будет оплата услуг адвоката. После оплаты необходимой суммы телефон любимого навсегда пропадает из зоны доступа.

Также исчезает его страница с сайта знакомств.

Трагедия «ждуль»: как зеки «разводят» женщин на деньги и любовь

Заключённые осторожно расспрашивают их о личной жизни, и если понимают, что женщина оказалась в трудной ситуации, начинают действовать.После нескольких первых разговоров ни о чём зеки начинают давить на жалость.

Многие врут, говоря, что попали за решётку по ошибке. Некоторые, наоборот, признают, что совершили преступление, но раскаиваются в этом.

Таким образом они втираются в доверие к девушке.

После следуют слова любви: мол, жить без тебя не могу, ты моя единственная отрада здесь, засыпаю, прижимая твоё фото к груди. А одинокой женщине многого и не надо, услышав такие комплименты и слова, она быстро влюбляется и переходит в разряд «ждуль».

Далее следуют разговоры про совместное будущее, детей, свадьбу, после которых женщина уж точно не бросит своего «зекулю».Чаще всего заключённые начинают искать себе женщину ближе к концу срока. Они понимают, что мало кто захочет связываться с сидельцем со сроком от десяти лет и выше. А под конец заключения можно написать «любимой», чтобы она подождала ещё немного, и тогда, мол, всё образуется.

А ещё искать «ждулю» под конец срока арестантам удобно потому, что у неё можно попросить денег. Под предлогом того, что мужчине нужна нормальная одежда и билет до города, зеки просят выслать некоторую сумму, а после пропадают с радаров.Связавшиеся с зеками женщины охотно помогают им в материальном плане. «Зекули» виртуозно умеют просить деньги так, что подвох заподозрить сложно.

Крупные суммы выманиваются ими на якобы оплату карточных долгов, ведь должник может стать «опущенным» или вовсе лишиться жизни. Некоторые зеки идут от противного: говорят, что им ничего не нужно от избранницы, играют в благородство.

А те, поверив, присылают деньги просто так. «Ждулями» активно манипулируют, пропадая на несколько дней, а после говоря, что хотели закончить отношения, но не смогли. Тогда подруги зеков сломя голову несутся выбивать длительное свидание, лишь бы помириться.Некоторые зеки говорят своим женщинам, что им нужны деньги для адвоката, чтобы подать на УДО и побыстрее оказаться рядом.

Как меня разводили на деньги в колонии и как от этого уберечься


Годы далеко не советские, блатные не живут по понятиям, но зацепиться за что-то им было нужно. Я сразу не понял, к чему идет разговор.

Вечером меня позвали еще раз на разговор. Со мной общались сразу трое блатных, один из которых был старый грузин. Он начал объяснять суть дела и пытался подвести к разводилову, но у него ничего не получалось, разговор закончился ничем.

Спустя неделю меня снова позвали на разговор. Напрямую деньги не требовали, но говорили о том, что тебе нужно сделать что-то хорошее для барака или лагеря, дабы ко мне относились хорошо. Я тогда слабо понимал систему переводов на общее.

Оказалось, что арестанты каждый месяц отправляют деньги на разные “святые места”. Это много разных мест (ШИЗО, Бур, СУС, Игра, ЕПКТ, общее, общебарачное), куда заключенные переводят небольшие суммы. Не зная системы в целом, я послал деньги на часть этих мест, но не на все.

Меня продолжали звать на разговоры, грузин хотел, чтобы я стал стукачом на других арестантов для него. То есть я должен был стучать на тех, кто пользуется телефоном в непозволительное время.

Стучать на тех, кто пользуется интернетом, не сообщив блатным, на тех, кто затягивает себе какие-то вещи, также не рассказав им.

За это людей бы тянули на разговоры и тоже разводили на деньги.

Естественно, я отказался от такой перспективы, и тогда Грузин и Аслан (другой блатной) потребовали от меня 20 тысяч рублей, якобы «на общее».

Я ответил, что это невозможно, и что вообще не понимаю, почему с меня требуют деньги.

Начались еще большие качания. Меня звали на разговор каждый день, объясняли, в чем я неправ и что мне нужно было закинуть больше денег на общее в прошлом месяце. Что моя работа барменом вредная и прочее.

По современным понятиям, это был беспредел, но они продолжали, так как чувствовали свою безнаказанность. Всё это время я жил в блатном бараке.

За меня вступались люди из других лагерей и из СУСа, смотрящий за другим бараком, но это не приносило результата. Разговор дошел до положенца лагеря (главного от блатных по всем вопросам).

Карачун интернет-издание

Состоятельные женщины, как правило, недоверчивы и привыкли проверять всю подноготную знакомых.

Но и таких «бизнес-леди» можно сделать «дойной коровой». В таких случаях арестанты советуются с более опытными сокамерниками, среди которых есть настоящие гении в части познания женской психологии. Хоть и без образования и дипломов.

Чаще всего на состоятельных «невест» действует способ «давить на жалость». «В посланиях «невесте» с бизнесом, арестант обязательно признается, что он занимался мелким или средним бизнесом, и его «подло заказали» и «пришили уголовную статью» злые конкуренты.

При этом подробно опишет, каким бизнесом занимался, вплоть до мельчайших подробностей – в камере всегда найдется тот, кто посоветует, что и как писать, что говорить по телефону.

Если надо – попросят совета из других «хат» – камер. И оттуда придет «малява» – записка с подробным описанием «бывшего бизнеса» жениха, и даже фамилии и имена «злых» налоговиков и фискалов, которые помогли «рейдернуть» бизнес жениха и посадить его в тюрьму. Фишка в том, что даже богатые женщины, выставившие свою анкету на сайт знакомств, тоже нуждаются в участии и сильном мужчине.
Именно таким и нужно быть в общении с «невестой».

Таким себе «графом Монте-Кристо», благородным и пострадавшим от партнеров по бизнесу или коррумпированных чиновников» – поделился секретами «развода на любовь» Андрей К., который сейчас находится в следственном изоляторе Киева. К слову, если «невеста» бедна как церковная мышь, одинока и у нее несколько детей, то у «ловцов невест» даже такое знакомство считается удачей. Для одинокой и измученной жизнью женщины роман с мужчиной, который нуждается в помощи – этакий свет надежды, что все может измениться.

«Жених» в этом случае всячески ободряет, пускается в красочные описания будущей счастливой совместной жизни.

Мол, только выйдет из тюрьмы, и сразу станет настоящей «каменной стеной» для попавшейся на крючок виртуального тюремного романа жертвы. «Одиноких и обездоленных «невест» в тюрьме часто называют «мышками».

ru_dark_triad

прочла ваши мнения.

Спасибо вам всем. Ирония в том, что я, практически так же и думаю, как вы Улыбка И то, что «заточковать» меня Смех тоже.

Я сильно и не надеюсь ни на что. И на веру все его слова не принимаю слишком. Сужу по поступкам. Вот, честно, теперь мной движет чисто спортивный интерес: что он дальше мне петь будет( напишу обязательно, как объявится).

И, чёрт возьми, ну не против я буду, если он приедет! Интересно — жуть! Хотя, может, к тому времени, я уже с кем то другим встречаться буду Нерешительный Вы правы, здесь только время покажет.Не буду на нём зацикливаться.

Но со счетов сбрасывать пока не хочу. Вот не было у меня ещё ТАКОЙ РОМАНТИКИ СмехЯ сразу так и подумала. Мной тоже двигал интерес к чему-то неизведанному и любопытство.

При чём женой з/к и не собиралась становиться!!! и мешать своей карьере. И общалась не из-за романтики, а, чтобы лучше узнать «изнанку», того что изнутри твориться и искренне хотела использовать это на своей службе.

Развод был, скорее с моей стороны Смех (выпытать, что, да как?) И интересно всё это было. Хочу рассказать одну историю.

Сидела я как-то в ожидании КС. И так как ждать обычно несколько часов, комнатушка для ожидания маленькая и народу в ней собирается прилично.

Люди начинают между собой общаться. А я человек очень общительный и познакомилась с одной заочницей.

Познакомилась она с парнем (с зеком). говорил он ей сначала, что не может у девушки денег взять. Шло время. и в один прекрасный момент он позвонил ей и сказал, что ему очень неудобно, но нужны деньги.

Она понеслась брать кредит, сломя голову, даже в мыслях не подумав, что это может быть банальный развод. Через неделю ещё миллион раз извиняясь он попросил денег, потом ещё и ещё. В конце концов они решили пожениться.

Поженились. Она на тот момент была дорлжна всевозможным банкам тысяч 100.

Но и это её не остановило. После свадьбы поборы продолжились, то на телефон, то хотел помочь и проиграл и т.д. И это её не остановило. У неё был миллион

Тюрьма и жизнь за решеткой

На все ответить можно, но не на все хватит конвертов с марками.

Да и отсев про­исходит. Лучше сосредоточить усилия на более глупых женщинах, которые не задают много вопросов, а сразу пишут стихи и клянутся в вечной любви, хотя они знают о предмете своих чувств лишь по одному абзацу в газете.

Такие романтичные натуры — легкая добыча.

Им не сложно мозги пудрить. Также продвинутые осужденные сразу отсеивают красавиц и симпатич­ных молодух. С ними мало шансов на успех. Молодухи пишут в зону из любо­пытства или поддавшись импульсу. Бы­вает, что и они за заключенных замуж выходят, но здесь как в казино — шанс минимальный.

В общем, соседи по нарам подгонят адресок.

Если арестант неопытный в отношениях с бабами, соседи могут научить, как писать письма, на что давить. Тут все просто. Прочитайте любую рубрику, где есть объявления о знакомстве, присланные из неволи. Сплошные штампы – «хочу любить и быть любимым», «ищу ту, которая сможет простить и принять», «жду ответов только от тех, у кого серьезные намере­ния».

Как довесок — «осужден несправед­ливо» или, наоборот, «совершил ошибку, каюсь». Словом, весь набор зомбирования или нейролингвистического программи­рования. Губная помада как аргумент Любая женщина хочет любви.

Любая верит в свое доброе сердце, способное простить и пригреть на груди. Упоминания про серьезные намерения — это просто бальзам на душу. Пора замуж, а никто не берет или с мужчинами только легкие интрижки.

Про несправедливость или раскаяние тоже здорово. С кем не бывает. Главное, что он все понимает и не озло­бился.

Конечно, есть и среди арестантов нормальные мужчины, но их ничтожно мало. Хотя это что принимать за нормальность. Мужики и на свободе часто ведут себя не­порядочно.

По крайней мере, в разговорах. Счастье женщин, что они не могут слышать, как мы обсуждаем их в своей компании.

В бараке тоже коллективно разбирают «заочниц». Приходит письмо, хочется поде­литься с приятелями, особенно если письмо странное или прикольное, как и дамочка, написавшая его.

Вне зоны доступа

Фото: Илья Питалев / РИА Новости Осужденный из колонии Копейска (Челябинская область) действовал тоньше.

Он рассылал эсэмэс с текстом: «С вашего счета списана определенная сумма. По вопросу списания просим обратиться по указанному телефону». Когда попавшие на крючок абоненты перезванивали мошеннику, он представлялся банковским специалистом по безопасности.

Дальше в ход шла отработанная «легенда»: в банковской программе произошел сбой, чтобы вернуть деньги, нужно дойти до банкомата и ввести определенную комбинацию цифр. Жертвами мошенника стали сразу 15 человек, которые перевели ему больше 270 тысяч рублей.Во всех трех случаях сумели вычислить «лжебанкиров»: первого мошенника отправили в колонию на год и 9 месяцев, второму — увеличили срок, а в отношении третьего следствие ведется до сих пор.По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, большая часть телефонных мошенничеств сегодня совершается из мест лишения свободы.

Причем банковский сценарий уголовники начали использовать сравнительно недавно: вначале они практиковали схему: «Мама, я попал в беду, нужны деньги».

В этом им активно помогали таксисты, которые приезжали к обманутым людям, забирали деньги и разными способами передавали в колонии. Затем заключенные стали представляться сотрудниками налоговых служб, торговых точек и, наконец, банков.Лжебанкиры действуют по нескольким хорошо отработанным схемам. Потенциальной жертве либо звонят, либо посылают эсэмэс с информацией о том, что ее карта заблокирована.

Причин может быть множество — от хакерской атаки и системного сбоя до подозрительного списания средств или оформления сомнительного кредита. У испуганного владельца счета мошенники могут попросить данные банковской карты, потребовать перевести деньги для их сохранности или дойти до банкомата и набрать определенную комбинацию цифр.

Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ» В большинстве случаев мошенники совершают «холодные» звонки: они не знают об абоненте практически ничего и действуют наугад.

Чтобы получить

Записки заключенного: заочная форма.

отношений

Правда, получал он письма только от «заочницы», но вполне вероятно, что, пройдя суровую лагерную жизнь, Саша знал: чем меньше личного ты берешь в тюрьму, тем спокойнее сидишь. © Sputnik / Алексей Мальгавко На мое предположение, что такое отношение к «заочнице» несколько не комильфо, он ответил, что после отсидки, возможно, заедет к ней и отблагодарит.

А сказать «спасибо» было за что: кроме наполненных флюидами писем и хорошего настроения, «заоха» пересылала Саше деньги на . Это был несомненный плюс отношений, который Саша очень ценил… Естественно, после зоны у меня осталось много знакомых, некоторые из которых очень даже приличные люди.

Готовясь к этому материалу, чтобы избежать однобокого суждения, я расспросил их об отношении зеков к «заочницам». Один из моих близких товарищей, очень талантливый художник, за свою неуемную энергию успел дважды побывать в зоне, получив относительно небольшие сроки.

Второй раз он сидел на строгом режиме (там «мотают срок» люди, попавшие за решетку не впервой). Я позвонил Художнику, чтобы выяснить его мнение о заочницах. — О! На строгом режиме это вообще сплошные грязь и мрак!

— сказал он мне. — Зеку от «заочницы» нужны три вещи: во-первых, ее полностью обнаженное фото — это хорошо; во-вторых, чтобы она присылала деньги, — это еще лучше, и, в-третьих, что было бы совсем великолепно, — чтобы «заочница» расписалась с зеком и периодически возила ему на свидания передачи и себя.

— Понимаешь, — продолжал Художник, — на строгом режиме, в отличие от той колонии, где мы с тобой сидели, практически у всех были мобильники.

Зеки регистрировались на всех сайтах знакомств и в соцсетях и искали там себе девушек. На общем режиме круг поиска был ограничен несколькими газетами знакомств, половина объявлений в которых заканчивалась фразой: «из МЛС не беспокоить».

В Интернете же возможности для заключенных были гораздо шире.